Современное литературоведение и его задачи (на примере монотекстов Евгения Гришковца)

Феноменальный период истории русской литературы XIX века миновал. Ушёл в прошлое и Серебряный век эпохи модернизма. Канул в Лету период соцреализма и неомодернизма. Что же происходит с русской литературой и современным литературоведением теперь?

«Когда современный писатель делает ошибку, создавая произведение, то компьютер подчеркивает эту ошибку, – говорит автор современных монотекстов Евгений Гришковец в спектакле “Прощание с бумагой”. — Не сможем мы заглянуть в рукописи современных писателей. Стерильны их тексты. Не видим мы, как он боролся за чистоту и красоту текста и силу композиции» [6]. Вероятно, эта реалия времени —компьютеризация писательского творчества —заставляет нас думать, что современной литературы нет, поскольку «на компьютере писать может каждый». 

Исследовать современное состояние такого глобального культурного явления как современная художественная словесность не просто сложно, а почти невозможно, поскольку величие или ничтожность культурного явления могут быть оценены по достоинству только при взгляде через призму времени. Какие произведения причислить в реалиях текущего времени к эпохальным явлениям, к текстам, которые отражают дух ситуации, дух ментальности, дух современного социума? Как отделить зёрна от плевел?

Можно с уверенностью утверждать, что нынешние студенты гуманитарных факультетов в большинстве своём убеждены: современной литературы, литературы XXI века, не существует; многие затрудняются назвать имена современных писателей: их, как бы, и нет. А между тем, писателей в наше время становится все больше и больше. Пишут все, у кого есть желание, возможности и… деньги… Да-да. В сети Интернет существует услуга написания романа или повести на заказ под вашим именем. 

Итак, современное состояние художественной словесности, подходы к ней исследователя и потребителя бросают вызов литературоведению как науке: теория литературы должна предоставить аналитические разборы текстов, которые в перспективе окажутся прецедентными, которые восполнят утрачиваемую коммуникацию, преодолеют когнитивный диссонанс между разными слоями общества, между поколениями. 

В советский период развития государственного просвещения над отбором прецедентных текстов, выполняющих все функции литературы как вида искусства (познавательную, воспитательную, коммуникативную и эстетическую) трудились специализированные НИИ. Теперь федеральные образовательные стандарты предписывают самые общие и неконкретные рекомендации по отбору художественных текстов при изучении того или иного периода и произведения художественной словесности. 

Современному литературоведению стоит озаботиться тем, чтобы систематизировать очерки жизни и творчества писателей, которые обрели известность в период с 1990-х годов по настоящее время, дать систематическую краткую биографию авторов и обзор творчества.

Цель современного литературоведческого исследования — формирование у читателя общего представления об актуальном состоянии русской художественной литературы, о закономерностях её развития и следованиях традициям классики. Кроме того, научное литературоведение на современном этапе призвано оказать помощь в анализе современных художественных текстов и определении их места в контексте литературно-исторического процесса в России, в понимании особенностей и тенденций современного и дальнейшего развития русской художественной словесности, в определении основных идей и терминов современной культуры, показе современных эстетических идеалов, знакомстве с именами наиболее известных современных писателей, включенных в контекст художественного дискурса, в историко-литературный контекст контекст эпохи. 

Для примера решения актуальной литературоведческой задачи можно обратиться к монотекстам современного драматурга, театрального режиссёра, актёра и писателя Евгения Гришковца. Особенность этого современного драматического и отчасти эпического жанра заключается в том, что в них отсутствует пространство и время, стирается грань между автором и героем, между героем и читателем. В них, как правило, нет сюжета, поскольку «отсутствует временная и психологическая дистанция между изображаемым событием и изображающей инстанцией. Коммуникативное намерение субъекта речи в монодраме не сводится к описанию череды ситуаций» [1, c. 118].

Монодрама — это драматическое произведение, вписанное в контекст повествования, в теорию нарратива. (Наррати́в (англ. и фр. narrative) — исторически и культурно обоснованная интерпретация некоторого аспекта мира с определенной позиции. В литературе нарратив — линейное изложение фактов и событий в произведении художественной словесности в авторской композиции. Синонимами сравнительно нового для русского языка термина «нарратив» являются более традиционные «повествование» и «рассказ». (Учение о нарративе — нарратология) [2]. В этом смысле можно согласиться с мнением исследователя В.Шмидта, который утверждал, что нарративные тексты — это повествование, которое «излагает некое изменение состояния», а не изменение события [8, с. 15]. Именно таковы тексты Евгения Гришковца: монотексты, повествующие о нюансах чувств и ощущений, о подробностях незаметных или острых моментах переживания «изменений состояния». В них есть рассказчик, нарратор, повествователь, через призму сознания которого преломляется рассказ о событиях, поскольку повествование в монотексте и есть событие, происходящее здесь и сейчас. Таким образом, в книгах современного писателя всё актуально, всё драматично, как в классической пьесе: происходит разговор с читателем здесь и сейчас. Исследователи монодрамы уже сделали вывод, что такой жанр творчества не новый, хоть и является редким явлением в истории мировой словесности. «Однако в мировой драматургической практике известны далеко не единичные случаи монологического построения пьесы, — пишет Н.Агеева: — «Пигмалион» Ж.-Ж. Руссо, «Прозерпина» И. В. Гёте, «Пандора» и «Освальд» Ф. Сайерса, «Сапфо» и ряд других драматических произведений Р. Саути, «О вреде табака» А. П. Чехова, а также многочисленные пьесы-монологи современных отечественных и зарубежных драматургов (Д. Богославский, Е. Гришковец, В. Зуев, В. Леванов, Я. Пулинович, Н. Коляда, Ю. Клавдиев и др.)» [1, с. 119]. Действительно, в названных исследовательницей текстах есть принципиальное сходство: герой (повествователь, нарратор) рассказывает о событиях, которые рождают новое событие: данный монолог, который сам по себе является событием, происходящим в реальном времени, — а зритель и читатель участвует в них непосредственно. Таковы особенности жанра монодрамы, которую можно определить высказыванием Е.Гришковца из книги «Прощание с бумагой»: «Восхищаться монументом не так приятно, как любить живого человека».

Писательскую известность Гришковцу принёс моноспектакль «ОдноврЕмЕнно», где в духе классической традиции русской драматургии, подражая творческой манере Островского и Чехова, Вампилова и Шукшина, Довлатова и Арбузова, создаётся тонкая поэтическая и ироническая проза современного писателя. 

В реалиях современной русской словесности Е.В.Гришковец — автор нескольких эпических произведений. Первый роман под названием «Рубашка» [4] датируется 2004 годом. Через год выходит книга «Реки» [5], а еще через год отдельным изданием были опубликованы все пьесы современного драматурга и сценарий фильма «Сатисфакция» [3]. 

Тексты, созданные Евгением Гришковцом, погружают читателя… в самого себя, облекают в слова тончайшие и, казалось бы, невыразимые внутренние интимные переживания, детские воспоминания, личностные душевные ощущения. Для многих читателей — это зеркало собственного «я», в которое заглянул уставший от бешенной жизненной гонки человек. 

Особенность прозы Гришковца трудноуловима, но сущность его равна афоризму: «Мелочи не играют решающей роли. Они решают всё». Предметом писательского внимания становятся именно те мелочи жизни, которые проходят мимо нас ежедневно, но потом оказывается, что именно из них сложилась мозаика памяти человеческого бытия. Особый дар этого писателя – «поднять нюанс», остановить эпизод, зафиксировать мгновенье, ухватить воспоминание, типичное, характерное для многих и потому осязаемое до материальности. Некий театральный критик утверждает, что писателю удаётся говорить как-то обо всём сразу, что и провоцирует читателя и зрителя отождествлять актёра с героем и автором [7, с. 9]. 

Человеческая философия, заложенная в произведениях этого автора, заключается в признании того, что весь материальный мир, всё открытия, все научные достижения познаются чувствами, поэтому эмоциональное читательское восприятие его творений однозначное: смех — это смех, слёзы — это слёзы. 

Список литературы

  1. Агеева Н. А., Специфика дискурса монодрамы. [Текст]. Сибирский филологический журнал. 2016. № 1, С.: 116-126.Академик: сайт словарей и энциклопедий. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/49549. (Дата обращения: 26.01 2018)
  2. Гришковец Е.В. Сатисфакция , [Текст] – Издательство: Махаон, 2010 г. С.: 400.
  3. Гришковец Е.В. Рубашка. Серия: Современная проза, [Текст] – Издательство: Эксмо, 2014 г. С.: 288.
  4. Гришковец Е.В. Реки. Серия: Современная проза, [Текст] – Издательство: Эксмо, 2015г. С.: 192 .
  5. Гришковец Е.В. Моноспектакль «Прощание с бумагой».// КиноПоиск-плюс.// [Электронный ресурс] // – Режим доступа: https://plus.kinopoisk.ru/film/840526/. (Дата обращения: 24.01 2018)
  6. Поспелов П. Театральная площадь глазами нетеатрального критика [Текст] // Известия. 2000. 17.11.99.
  7. Шмид В. Нарратология. [Текст] – М.: Языки славянской культуры, 2008. С.: 304, с. 15 

Обо мне

Гогина Любовь Петровна — кандидат филологических наук, «горячий» доцент; лауреат государственной президентской премии в области образования; победитель конкурса, проведенного в рамках творческого вуза, на лучшего преподавателя высшего гуманитарного образования за 2016 год; редактор индексированного студенческого альманаха.